Будущее казачества.

 

   Когда в годы зарождающейся  Перестройки   во многих городах возникли многочисленные казачьи объединения, а на улицах часто можно было видеть людей, одетых в форму одного из казачьих войск  - можно было  поверить  в возможность возрождения казачества. Теперь очевидно, что возрождения не произошло. Хотя  миллионы людей и сегодня называют себя казаками, а в отчётах областной администрации перечисляют: сколько открыто   для казаков кадетских  училищ,, школ и даже  детских садов,    но народ - воин не возродился, поскольку  оказался не нужен   новому Российскому государству, как не нужен был раннее государству Советскому.

    Не состоявшееся возрождение началось с реставрации старого, разрушенного гражданской войной; и дальше ничего нового не возникло. Россия за советский период пережила целую эпоху, кардинально изменившую жизнь и мировоззрение народа, а казаки словно вернулись в двадцатые и продолжали разборку: “ кто за белых — кто за красных?” Старые установки: «За веру, царя и отечество» не вязались с реальностью девяностых, а конь, сабля  и нагайка не воспринимались как  вид вооружения. Организовавшись, казаки хотели заняться наведением порядка в стране, а беспорядок шёл от властей, поэтому казаки группировались с оппозиционерами, а некоторые  приняли участие в войне - в Приднестровье, на Кавказе, в Югославии..

    Затем был указ Ельцина о  формировании реестра. На протяжении  нескольких столетий казаки служили  Российскому государству, но теперь им не предлагали конкретную службу, а требовали  только готовности  к выполнению любого  приказа. Естественно, что многие возмутились и отказались входить в реестр. Так российское казачество раскололось на реестровое казачество и  общественных казаков.                     Движение общественных казаков хирело (ведь в реальном деле они себя никак проявить не могли) и 9 февраля 2010 года указ президента поставил  их практически вне закона. Общественникам запретили носить их национальную казачью форму, лишили   воинских званий и права ношения наград, завоёванных многими  на войне. Объяснялось   такое самоуправство — восстановлением единства...
    Загоняя всех казаков в реестр, что же президент им предложил? Слушаться властей и привести в единообразие форму. В указе  много  сказано о форме и прочих регалиях, но в целом просто закреплялась традиция. Эмблемы десяти казачьих войск были изуродованы прилеплением к ним двуглавого  хищника. Получились безобразные мутанты — вверху обрезанная часть государственного орла в обрамлении знамён эпохи Петра и Екатерины, а внизу остаток прежней эмблемы войска. Даже язык,описывающий такое нововведение, избран вычурно- архаический.

    Не знаю как восприняли указ президента  общественные казаки   — о них что-то не слышно... На телевидение промелькнул какой-то атаман, делающий выговор своим казакам за папаху не положенного теперь цвета...Государственную службу реестру не предлагают. Разрешают службу на общественных основаниях.  На практике это значит, что если кому делать нечего, то в свободное время он может   вместе с   товарищами  покрасоваться на улице в казачьей форме; и это будет выглядеть как народная дружина... 
   Казаки могут и границу охранять и в военных действиях участвовать, но только на свой страх и риск, не имея гарантированной поддержки от государства.  Конечно,   нарушается  всякая демократия, если не вошедшим в реестр запрещают  носить их национальную одежду и заслуженные ордена. Но это лишь очередной шаг по пути полного искоренения народа. Казачество всё больше превращается в реликт, в музейный экспонат.
   Сборы и реестровых казаков и Общественных давно превратились в пикники на свежем воздухе.  Прошлись в строю, коллективно помолились, полюбовались на атамана и друг на друга, посудачили, попели, закусили и разошлись... Если  собрать вместе все дела казачьих войск (теперь это слово впору в кавычки брать),  да исключить немногие военные действия, - то останется такая малость, что о
«возрождении» народа говорить странно.

   Обратимся к истории казачества.  Без этого народа когда-то Россия обойтись не могла!  Даже вольные ещё казаки — полуразбойники уже защищали московскую  Русь от набегов врагов,  Дружина  Ермака отвоевала  Сибирь, тогда же началась и служба казачества  Российскому государству, которая крепла с  годами и  со временем превратила почти всех казаков в профессиональных воинов  на государственной службе. В 18-19 веках в славных победах русской армии большая часть заслуг принадлежала казакам.  Казачьи подразделения славились превосходными боевыми качествами, храбростью, дисциплиной...
    К началу Октябрьской революции российское казачество, несомненно, было самым сильным этносом Российского государство - и это его погубило. Устойчивые  традиции, преданность государству, которая  соединялась с преданностью царю, обратили большую часть казачества против большевиков. Сторонники советской власти были и среди казаков, но  таких было меньше... В любом случае и «белые» и «красные» казаки сражались за государство, только одни за государство погибающее, а другие — за рождающееся. Карательные акции против мирного населения станиц и политика «расказачивания» на первый взгляд были вызваны государственной необходимостью, но на самом деле  далеко перешли границы необходимой самозащиты — уже в двадцатые годы репрессивный аппарат советского государства разворачивался против всего населения страны...С   "рассказачивания" начинался первый советский геноцид народа.

    Лишившись казачества, Советский Союз сильно ослабил свою военную мощь.    Полноценной замены этому народу — воину не нашли, ни в советский период, ни потом. Сегодняшний реестр воинскими образованиями назвать никак нельзя...Сегодня наше капиталистическое государство в казаках не нуждается, зато в них будет нуждаться новое государство Народного социализма!
    В программном документе Народного государства кратко говорится  о необходимом преобразовании армии и пограничной службы, о том что в условиях увеличения свободы, когда обязательная воинская повинность будет отменена, а мягкие условия социума снизят     воинственность молодёжи, безопасность государства будет зависить от нового казачества.
    Для будущего всей нации — переступившей порог зрелости -   необходимо уже сейчас позаботиться о зарождении нового юного этноса. А потребности армии, и в не меньшей степени охрана громадной по протяжённости границы, подсказывают  необходимость именно такого этноса — умело сочетающего работы мирной жизни с несением военной службы.

    Казаками уже рождались — поскольку  Дух людей притягивается к той среде, где программа  их воплощения наилучшим образом может реализоваться. Казаками воспитывали — даря новорожденным патроны и оружие и чуть ли не с младенчества сажая на коня. Возродить это сегодня  даже в  станицах, где старые казачьи традиции сильны, не удастся. Это было бы насилием против детей и молодёжи — отнюдь не поголовно рвущихся в армию. Да и традиции уже  стали помехой...

     Живущий сегодня этнос казаков уже не был первым. Казаки жили в низовьях  Волги и верховье Дона ещё до нашествия татар. На основе  этого этноса  во времена зарождающегося  московского государства  на Дону стало складываться верхнее и нижнее донское казачество. Тогда в казаки зачисляли всех желающих - не зависимо от национальности. Учитывались только православная вера и воинский дух. Ещё во времена Ермака женатых казаков на  Дону было  мало, а дети вообще были редкостью — то-есть этнос ещё не совсем сформировался...
    Почитайте работы Л.Н.Гумилёва об этносах для жизни народа эти сведения очень важны, и тем более они касаются казачества. Последний казачий этнос формировался одновременно с великорусским этносом, с этносами белорусов и украинцев. Поэтому  «расказачивание» пришлось на период его расцвета. В истории  преждевременная гибель этоносов явление столь же распространённое, как и гибель людей. О том, что   с тридцатых  годов от казачества,  как этноса, уже мало что осталось, свидетельствует его сегодняшнее неудачное «возрождение».
    Всё живое изменяется. Законсервированная традиционность свидетельствует об отсутствии жизни. Сегодняшнее казачество может стать только материалом для нового казачества, которое сложится, скорее всего, на территории центральной Сибири и в припограничных зонах России. Потомки  наследственных казаков смешаются с  пограничниками, военными и выпускниками кадетских колледжей. Из многонационального конгломерата сложится новый этнос — со своими неповторимыми особенностями. Изменится мировоззрение, отношение к религии, традиции, форма — всё это и должно изменяться - у молодых казаков   появится возможность выбора профессии... Но главная особенность казачества возродится.

    Кадетские  колледжи должны  стать элитными учебными заведениями, соединяющими  спортивно-воинскую подготовку с знанием техники, владением всеми видами транспортных средств, с владением несколькими  специальностями, с  широкими познаниями по разным предметам, необходимых воинам  и первопроходцам.
   Реестр в условиях Народного государства приобретает новое значение. Поскольку всё население страны будет объединено в общины, роль общины и народного самоуправления и в  военизированных образованиях будет велика и сочетаться с ролью   военного  командования.
     В условиях мирной жизни несение пограничной и воинской службы не задействует всего времени людей, призванных эту службу выполнять. Дополнительный резерв подготовленных военных кадров должен многократно превышать сиюминутную необходимость мирного государства.Так что большую часть времени и сил   казачество будет отдавать мирным профессиям, налаживая в своих общинах крепкие производства и хозяйства.
     Реестр станет оплачиваемыми  министерством  Обороны часами, затраченными  на пограничную или армейскую службу, на спортивно-воинскую подготовку.  А уже сама община решит, как эти часы между  казаками распределять. Обязанностью нового казачества станет  и освоение новых территорий и строительство ( дорог, военных объектов и новых поселений). Часть средств реестра пойдёт на оплату этих работ. Так что реестр будет назначаться не только   новому казачеству и припограничным казачьим общинам, но и имеющимся уже десяти казачьим войскам. Реестр перестанет быть просто удостоверением, а обретёт вид государственной оплаты за проделанную определённую работу.

    Представителей    уже сложившегося этноса - современное казачество - никто переселять на границы и в Сибирь не собирается. Они  продолжат жизнь в родных станицах, сохраняя старые традиции. Государство через реестр поддержит всё казачество, в дополнении к общим социальным  программам.  Это будет   некоторой  компенсацией России казачеству за причинённый ему страшный урон. Но основное внимание и поддержка пойдёт новому этносу казаков, поскольку с ним связано будущее   России.  
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------==